18-09-2020 09:33

Суды начали взыскивать деньги с выпускников вузов, которые обучались за счет предприятий, но работать отказались

 

Знания в кредит

Суды начали взыскивать деньги с выпускников вузов, которые обучались за счет предприятий, но работать отказались

 

     Почти 200 тысяч рублей должен выплатить молодой врач больнице города Серов Свердловской области за то, что после учебы он отказался приехать туда на работу. Но его это не пугает - зарплата в другой больнице позволяет. Как и у многих других.

Получается, программа, на которую всегда возлагали большие надежды, чтобы снизить дефицит кадров в глубинке, дала сбой? Как снова наладить процесс? В этом разбирались собкоры "Российской газеты".

Практически в каждом вузе России, включая МГУ, МГИМО и СПбГУ, есть так называемые целевики. Это студенты, которые заключили с предприятиями договоры, что после обучения обязуются отработать у них какое-то время, например три или пять лет. А предприятие - оплачивает учебу.

В среднем целевики занимают от 10 до 30 процентов мест. В медицинских вузах их доля гораздо больше. По отзывам представителей вузов, до места работы не доезжает около 10 процентов целевиков. До 2019 года привлечь "отказника" к ответственности и заставить вернуть деньги, потраченные на учебу, было почти нереальным делом.

Договоры составлялись, но как только речь заходила о штрафах, возникало множество вопросов. Как быть, если целевик переехал, женился, отчислен за неуды, заболел?

Год назад в законе прописали все детали. И суды больше не будут редкостью - возврат денег станет неминуем. В зависимости от вуза сумма может набежать немалая. И 200 тысяч - далеко не предел. Кстати, если условия договора нарушит работодатель, то ему придется платить неустойку целевику.

Проблема лишь в том, что штрафы, увы, не всегда помогут решить главную задачу - снизить дефицит кадров.

В Свердловской области не хватает 678 врачей. И когда к руководству Серовской больницы поступило предложение от студента-медика Кирилла Б. заключить договор на обучение в ординатуре, там возражать не стали. Ведь контракт предполагал, что Кирилл отработает в клинике не менее пяти лет.

За два года Серовская больница из своего скромного бюджета перечислила 187 290 тысяч рублей. Но после диплома выпускник известил: на работу не приду. И не он один. Из шести человек, окончивших в этом году ординатуру, четверо решили разорвать контракты, рассказал пресс-секретарь больницы Олег Романов.

По системе целевого набора в российских вузах учится в среднем до трети студентов. Каждый десятый из них - рискует попасть под штрафные санкции

В Вологодской области вопрос с медицинскими кадрами тоже стоит остро. Своего медвуза в регионе нет, поэтому в области всегда много целевиков. В этом году в департамент образования поступило более 500 заявлений. Зачислили 246 студентов. Плюс 106 ординаторов.

Прибавка к стипендии четыре тысячи рублей, оплата общежития, добавка к зарплате молодым врачам - педиатрам и терапевтам, это 10 тысяч в первые три года работы, а еще - 1,5 миллиона подъемных, льготная ипотека... Но вакансии врачей как были, так и есть.

Работодатели признают, что возвращение затраченных средств молодых специалистов не пугает. Поэтому некоторые эксперты уже предлагают более жесткий подход, например, приравнять бюджетные затраты к кредиту и в случае невыполнения договора - взыскивать с процентами.

Но даже если после вуза ребята и приедут работать в глубинку, не факт, что останутся там навсегда. Целевик-медбрат Амирхан Лузянин из села Оранжереи в Астраханской области честно признается: "Я отработаю, как обещал, и перееду в город. Хочу в городскую больницу устроиться и в медуниверситет поступить. Не хочу в селе прожить всю жизнь". Есть сомнения и у Натальи Барминой из поселка Волго-Каспийский, она целевик от Камызякской центральной райбольницы: "Меня там все знают: бабушка здесь была акушером, мама там же работает. Останусь ли в селе? Время покажет".

Эксперты предлагают приравнять плату за учебу целевиков к кредитам и взыскивать с процентами

"Для молодежи очень важны условия работы, - считает Игорь Чирва, директор Центра по связям с производством и целевого обучения Российского университета транспорта. - Молодежь сегодня очень мобильна. Они не будут ждать двадцать лет, когда освободится место ведущего инженера или завотделением. Они выросли в цифровой среде, и это меняет их подход к работе".

Что еще поможет зацепить их на рабочем месте? Жилье, пусть и служебное, детский сад, школа.

Комментарий

Татьяна Клячко, директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС:

- Проблема в том, что целевой прием в том виде, какой сейчас сделан, не учитывает многие особенности.

Первое - вопрос качества. Человек хочет быть, например, хирургом, но понимает, что не поступит в медвуз на эту специальность по баллам ЕГЭ. Он берет целевое направление и поступает на другую медицинскую специальность, на которую идет целевой набор. Может быть, он доучится и станет хорошим специалистом, а может быть, и нет.

Второе - мы пытаемся закрепить человека за регионом. Где мы его начинаем готовить? В регионе его проживания? В Москве, в Санкт-Петербурге? По окончании вуза выпускник понимает, что в столице у него гораздо больше перспектив, и он будет возвращать деньги или бегать от судов.

Удержать в регионе можно материальными стимулами и предоставлением жилья. Если студент отучился семь лет в медвузе, он думает уже не только о работе, но и о семье. И вопрос жилья становится очень важным.