27-10-2020 09:46

«Полное собрание российских книг»

 

     В ее историческом названии — Императорская публичная библиотека — трудно не заметить противоречия. С одной стороны, библиотека императорская, что подразумевает элитарность и закрытость, с другой — публичная, то есть открытая, народная. Тем не менее по сути всё было верно: власти библиотеку содержали, а простые люди имели возможность бесплатно ей пользоваться. Сегодня императорская библиотека называется российской и национальной, что тоже не совсем точно, ибо ценность ее выходит за любые национальные рамки и имеет общечеловеческое значение. 14 января, в день 205-летия старейшей в стране публичной библиотеки, «Известия» рассказывают об истории ее создания.

Вопреки устоявшемуся мнению, первой она не была. К началу XIX века в столице существовало несколько ведомственных собраний книг, например, библиотека Академии наук, Академии художеств, Сената, Синода, Главного цензурного управления и т. д. Работали в столице и около двадцати коммерческих библиотек, в которых можно было взять книги «напрокат» за деньги. Но бесплатных и открытых для всех, то есть публичных, библиотек до 14 января 1814 года в столице действительно не существовало.

Мысль о создании открытой государственной библиотеки появилась еще в начале правления Екатерины II, когда общество и императрица находились под влиянием идей эпохи Просвещения. В образованном обществе стало модным проявлять интерес к истории, философии, классической литературе. Всё больше вельмож создавали свои частные книжные коллекции, и негоже было государыне отставать от подданных. Еще в 1766 году группа просвещенных аристократов, собиравшихся в доме графа Александра Сергеевича Строганова, поднесла государыне «План Публичной Российской библиотеки в Санкт-Петербурге», но тут начались турецкие войны, случился московский чумной бунт и пугачевщина, и проект надолго лег «под сукно». Вернулись к нему только в 1790-е годы, уже в конце царствования Екатерины.

Видимо, толчком к этом послужило неожиданное обретение русским двором польской библиотеки графов Залуских — одного из лучших книжных собраний в мире, сравнимого разве что с библиотекой Британского музея в Лондоне, королевской библиотекой в Париже или королевской библиотекой в Мюнхене. После смерти в 1774 году Юзефа Залуского библиотека получила официальный статус государственной и стала называться «Библиотека Речи Посполитой имени Залуских». В 1794 году, после разгрома восстания Тадеуша Косцюшко и взятия Варшавы войсками Александра Суворова, 400 тыс. томов библиотеки были перевезены на подводах, а затем на специально выделенных судах в Санкт-Петербург.

Помимо собрания Залуских, в основание библиотечного фонда легли уже находившиеся в распоряжении императорского двора Эрмитажная библиотека, приобретенные Екатериной личные собрания Вольтера и Дидро, а также выкупленная казной библиотека президента петербургской Академии наук барона Иоганна Альбрехта фон Корфа. Часть книг сразу перешла в коллекцию создаваемой Императорской библиотеки, другие собрания, например «Библиотека Вольтера», купленная в 1778 году у племянницы и наследницы философа, вошли в нее несколько позже.

Перед Императорской публичной библиотекой сразу была поставлена главная и обязательная цель — создать «полное собрание российских книг». Под «российскими» книгами подразумевались как все книги, изданные с начала книгопечатания в России (и даже более ранние рукописи), так и выпущенные на русском языке за границей. «Полная российская библиотека» должна была включать в свой состав также книги о России, изданные на иностранных языках, отечественные законодательные акты, публицистику и периодику.

16 (27) мая 1795 года императрица высочайшим повелением одобрила представленный архитектором Егором Соколовым проект постройки здания Императорской публичной библиотеки. По распоряжению Кабинета Ее Величества уже через два дня путем троекратного извещения всех заинтересованных лиц в «Санкт-Петербургских ведомостях» были объявлены торги, приобретены строительные материалы, наняты «работные люди», отпущены «изустным» указом Екатерины II средства из казны для оплаты расходов. В июне 1795 года стройка «возымела свое начало». Это было первое в России специальное здание, предназначенное для хранения и экспонирования книг. Место для него было выбрано в самом центре столицы, при пересечении Невского проспекта с Сенной (Большой Садовой) улицей, неподалеку от императорских дворцов и вблизи оживленного Гостиного двора. Лишнее доказательство огромного значения, которое Екатерина придавала своему детищу.

«На пользу общую»

Начавшиеся в 1795 году работы по строительству здания и формированию коллекции со смертью Екатерины несколько застопорились, но не прервались. Павел уволил заподозренного в пропаже книг Огюста де Шуазёль-Гуфье и назначил на место директора библиотеки... графа Строганова, которому эта идея изначально и принадлежала. Как говорится, «инициатива наказуема исполнением». Строганов с энтузиазмом взялся за дело, и именно ему мы должны быть благодарны за невидимый, но очень важный десятилетний организационный период в создании «Публички». Фундамент ее заложен по-строгановски.

По настойчивой просьбе графа Строганова император Александр приобрел и передал в собственность Публичной библиотеки собрание рукописей Петра Петровича Дубровского — бывшего чиновника русского посольства в Париже, страстного библиофила и коллекционера. Во время революционных событий во Франции Дубровскому удалось спасти часть бумаг хранившихся в архиве Бастилии и рукописи V–XIII веков из библиотек монастыря Сен-Жермен-ан-Ле и аббатства Корби. Он собрал около 8 тыс. автографов знаменитых людей Франции, в том числе письма и государственные бумаги почти всех французских королей, начиная с Людовика XI. В различных городах Европы Дубровский приобрел также рукописи и письма Эразма Роттердамского, Лейбница, Дидро, Руссо, Вольтера и других великих ученых и писателей. В его собрании было немало восточных и древнеславянских рукописей. Как «охотнику до подобных редкостей» свои раритеты дарили Дубровскому великий поэт Гавриил Романович Державин, литератор и боевой генерал Александр Александрович Писарев или историк Василий Григорьевич Рубан (издатель журнала «Трудолюбивый муравей»), передавший собирателю материалы русских просветителей, драматургов Дениса Фонвизина и Якова Княжнина.

Полный текст https://iz.ru/833172/georgii-oltarzhevskii/v-labirinte-knig-kak-v-peterburg-popalo-sobranie-foliantov-voltera