08-04-2019 15:12

Кто вьет гнездо на земле

 

Кто вьет гнездо на земле

 

Могут ли большие подъемные привлечь учителей на село или для горожан неподъемным оказывается сам новый уклад жизни?

Влад почти вдвое моложе Андрея, но оба однажды решили поменять шумный Тольятти с его престижем и "понтами" на работу в тихом селе Севрюкаево, что в 70 километрах от Автограда. Однако малокомплектная школа, куда они пришли учительствовать, объединила их ненадолго. Андрей пустил корни и дорос до директора. А Владислав, наматывая ежедневно сотни километров от города до села через пробки и снежные заносы, что называется, сбежал до звонка - посредине учебного года. Губернаторским доплатам молодым педагогам в 5000 рублей в месяц он предпочел работу разносчика пиццы и ауру большого города.

Нет, Севрюкаево хоть и относится в плане демографии к проблемным поселениям, глухой деревней не назовешь. У самой школы красуется телефон-автомат, но скорее как символ. А из действующих коммуникаций есть сотовая связь, интернет и асфальтированная дорога до города. Того самого, куда из села все равно уезжает молодежь, а обратно если и возвращаются, то только старики на экологический отдых на волжском берегу. Или такие, как Андрей, которые уже нашли свое место в жизни и продолжают на нем пахать, в том числе и на ниве образования...

"Садись, "отлично" или "Пиццу заказывали?"

С Владиславом мы встретились в кафе, в котором он, как и в школьные годы (когда учительствовал на селе, дело не бросал. - Прим. ред.), работает разносчиком пиццы, совмещая сие занятие с учебой в аспирантуре. Прихлебывая ароматный кофе, его в деревне я так и не смогла найти, беседуем с ним о лингвистике и журналистике. "Заголовки в СМИ" - тема его будущей диссертации. Мечтает защититься и устроиться на работу в один из региональных вузов. "Но, это, - говорит - не мечта, а просто цель. С мечтой пока не определился". Может, за ней выпускник престижной языковой гимназии, а потом и филфака Тольяттинского госуниверситета и отправился в сельскую школу?

- Да нет, все было проще: преподавание русского и литературы - это мой диплом, опыт педагогический кое-какой наработал. С поступлением в бюджетную аспирантуру еще не было полной ясности, и надо было трудоустраиваться. В городские школы без военного билета не брали, а Севрюкаево - отдаленная деревня, и там полагалась отсрочка от армии, - вполне практично рассуждает юноша. - Я там был единственный предметник на всю школу, порой приходилось на одном уроке сразу двум классам преподавать: одним - Достоевского, другим - Толстого. Но никакой войны не случалось, только мир. Ребята из девятого нормально сдали экзамены.

Ради этих результатов Влад ежедневно преодолевал на своей "Ладе" расстояния в 150 километров туда и обратно. Ночевать он приезжал в Тольятти, хотя, если быть точной, то ночью он подрабатывал в пиццерии. А утром - снова на уроки.

Осесть в деревне молодой педагог не рвался, как на том настаивали коллеги, да и негде было. Ведомственного жилья педагогам не дают (местному фельдшеру повезло больше, ей квадратные метры нашли. - Прим. ред.), а снимать и тем более купить дом вчерашнему выпускнику вуза не по карману. А кроме того ему и с подъемными в 350 тысяч не свезло. Говорит, что у области тогда бюджет был напряженный - готовились к ЧМ по футболу и договор с ним не заключили. Но по часам и прочим доплатам выходило в месяц, за вычетом бензина на дорогу, около 25 тысяч. Хотелось больше...

Но сильнее финансов достала, как сам признается, дорога. Трассу после Куйбышевской ГЭС (Севрюкаево и Тольятти находятся по разные стороны плотины) зимой частенько переметает. Однажды добирался с уроков шесть часов.

Были, говорит, и мировоззренческие нестыковки с коллегами, типа "можно ли пить в школе энергетик или ездить по селу на бешеной скорости в 60 километров?". В конце концов, взвесив все "за" и "против", он написал заявление об уходе.

- Я понял, что у нас с сельчанами разный менталитет и образ жизни. В городе можно затеряться и состояться, а там - один большой подъезд, - подытоживает учитель.

От космоса до парты

Нынешний директор Севрюкаевской школы Андрей Алексеевич Глебов в своем профессиональном багаже имеет дипломы о трех высших образованиях. По первому, что получил еще в юности в самарском авиационном институте, он инженер-механик, заточенный под разгонные блоки космических аппаратов. По двум другим - менеджер. Поработать на космос Андрею не довелось, в 90-е профильные предприятия одолевали земные проблемы сокращения заказов и штатов. А потому устроился молодой специалист на "ВАЗ", где в ту пору "еще платили по 50 тысяч рублей в месяц и сразу дали молодой семье общежитие".

Но в 30 лет Андрей решил поменять жизнь, занявшись бизнесом и социальными проектами. Доходы, а еще более перспективы позволили взять в валютную ипотеку хорошую квартиру в Тольятти. Но тут грянул кризис - доллар пошел вверх, а рынок заказов, напротив, - на понижение. И Андрей вместе с женой Альбиной вновь круто меняют жизнь - переезжают из Автограда в село. Почему Севрюкаево? На это у семьи (жена Альбина - педагог-хореограф, сегодня работает в Доме культуры соседнего села. - Прим. ред.) отработанный ответ. Остаться в городе значило бы только работать на квартиру и долги банку, в пригородном поселке - жить тоже накладно и неэкологично. А тут места красивейшие и воздух "звенит" по утрам от чистоты.

- В 2011 году мы приехали в это село, и на удачу вышло, что на этой вот улице Школьной продавали дом. Тут колхоз в былые времена не только для учителей, но и для других молодых специалистов дома строил. Дом, конечно, рук требовал, но за ним открывался такой зимний разлив березовой опушки, что мы были очарованы, - рассказывает педагог, пока его класс старательно пишет самостоятельную по информатике. - Продали квартиру в городе и тысяч за 800 купили себе этот дом, еще и деньги остались. Поскольку с работой в деревне уже тогда сложности имелись, пошел наниматься в школу, педагоги в его роду и прежде были. Начал с преподавания физики, биологии, химии. А в нынешнем январе из его директорской должности исчезла приставка "и.о.".

В этой школе все бегают, но не с уроков, а - перед. Такую практику завел бывший директор, а ныне физрук Александр Иванович. Когда по всей Самарской области в образовательных учреждениях карантин по гриппу объявляли, в Севрюкаево - не стали, ибо все ученики были здоровы.

Это из позитива. А из болезного - тот факт, что школа, как и село, становится все меньше. Сегодня здесь всего 40 учеников, хотя еще год назад было полсотни. Птицефабрика, которая давала работу родителям, обанкротилась, и взрослые вместе с детьми уехали в город.

- Фабрику эту новые хозяева хотят запустить по весне, сейчас там все системы разморожены. Правда, неясно, вернутся ли люди обратно из города, - размышляет Андрей. - Дети после 9 класса тоже уезжают отсюда в городские колледжи, а потом - кто в вуз, кто - в охранники или в ларьки. Для местных это тоже перспектива.

Когда тут колхоз-миллионер был и село гудело от люда, тогда еще в средней школе училось до 120 ребят. На задах села и сегодня зияют пустующие ангары для скота. Рассказывают, что выращивали в Севрюкаево не только картофель и зерновые, но и арбузы - на волжских островах. "Да что вспоминать", - сокрушаются старожилы.

- У маленькой школы есть свои плюсы. В классах по пять-семь человек, так что обучение практически индивидуальное, в городе за такое родители доплачивают. А чтобы провести какое-нибудь мероприятие - на аренду загородного лагеря складываются, здесь же - все рядом. Наши выпускники сдают, скажем, в академию Жуковского лучше столичных абитуриентов, которые со снобизмом сразу интересуются: "А где это такое Севрюкаево?" - улыбается директор и тут же уточняет, что средняя зарплата у учителей в школе 28 тысяч рублей в месяц, а пожилых - только двое, остальные средних лет и моложе. Вон, Елизавета наша...

Он представляет мне симпатичную учительницу начальных классов и уточняет, что она уже получила от бюджета подъемные в 350 тысяч рублей, только вот никак не поймет, надо ли с них платить подоходный налог?

Загадываем вместе - "не надо!" Для пущей надежности, чтобы желание исполнилось, полезно еще пошептать в волшебное ухо на дереве или погладить помпезных золотых львов, обрамляющих скромное школьное крыльцо.

- Это все наш выдумщик и мастер Александр Иванович понаделал, - стряхивая снег с фактурной гривы, рассказывает Глебов. - И деревянное солнце он же на березу пристроил для заманивания весны.

Мысли в дорогу

Уезжаю из Севрюкаево в размышлениях: весну в заснеженное село, конечно, надо зазывать, а педагогическую и прочую образованную молодежь из города - может, и не стоит. Гнезда-то на земле вьют те, кто с мечтами и амбициями уже определился. Вот им бы бюджетные подъемные очень пригодились. Пока в городе кризис, в деревне может наступить весна.